Отморозить уши в Средней Азии

Статья в The Wall Street Journal, где со ссылкой на источники в байденовской администрации говорилось о желательности для США разместить базы в Таджикистане и Киргизии, привела в возбуждение околовластных российских экспертов. Вот они – коварные планы окружения России, привычно заблажили они. Их, пиндосов, только пусти, потом вовек не выгонишь. Как пить дать перекупят наших союзников, и в следующий раз никто, совсем никто, даже вечный глава Таджикистана Эмомали Рахмон не приедет к Владимиру Путину на праздник 9 мая. Размещение военных баз США в Средней Азии создало бы напряженность в регионе и привело бы к дестабилизации ситуации в этих странах, глубокомысленно заявил первый замглавы международного комитета Совфеда Владимир Джабаров. Мол, там, где появляются американские военные, там и возникает беспорядок.

Блажащие эксперты благополучно проигнорировали то, что возможность создания американских баз рассматривалась сугубо предположительно. Автор статьи в WSJ вполне реалистично отмечал, что такая идея неизбежно вызовет противодействие со стороны России и Китая и в качестве более вероятной альтернативы указывал на возможность размещения дополнительных контингентов на базах Пентагона в странах Персидского залива и направления в регион дополнительной авианосной группировки.

Между тем, скажу страшное – развертывание американских баз в бывших советских республиках Средней Азии не только не нанесет ущерба безопасности нашей страны, а скорее укрепит ее. Ведь необходимость этих баз возникла вследствие скорого вывода войск США и их союзников из Афганистана. Длившиеся 20 лет попытки американцев утвердить демократию с помощью военной силы завершились очевидной неудачей. У талибов – представителей радикального ислама – есть все шансы вновь захватить власть. И таким образом Афганистан вновь может превратиться в убежище для мусульманских террористов. Готовясь к такому неприятному развитию событий (может даже возникнуть необходимость эвакуации посольства США, где работают около тысячи человек) Вашингтон и хотел бы разместить своих военных поблизости от Афганистана.

Надо сказать, что Москва не всегда негативно относилась к американскому военному присутствию в этой Центральной Азии. Уместно вспомнить, что Владимир Путин в 2001 году немало удивил свое ближайшее окружение, когда накануне американского вторжения (произошедшего после спланированного на территории Афганистана террористического нападения на Нью-Йорк и Вашингтон) позвонил главам среднеазиатских республик и сообщил, что Москва не возражает против создания там американских военных баз. А уже после начала операции тогдашний начальник нашего Генштаба Юрий Балуевский совсем не стесняясь говорил журналистам, что американские войска в Афганистане обеспечивают безопасность России. И имел для этого все основания. За несколько месяцев до ударов по башням-близнецам российский Генштаб планировал создание 60-тысячной военной группировки для того, чтобы парировать потенциальное нападение талибов. Прошло несколько лет, и подходы Москвы изменились на прямо противоположные. Кремль истратил гигантские деньги, чтобы заставить киргизское руководство закрыть американскую базу тылового обеспечения. При этом американские войска продолжали сдерживать талибов в Афганистане, что объективно укрепляло безопасность России. Но отечественной дипломатии очень хотелось назло всем отморозить уши.

И вот сейчас этот момент приблизился. Установление талибами контроля над Афганистаном после ухода американцев – вопрос времени. А потом радикальный ислам переберется в Среднюю Азию, с ее слабыми авторитарными режимами, с нищетой населения и произволом властей. Все это – идеальная питательная среда для экстремизма всякого рода. Подозреваю, что в ближайшие годы нас ждут волнения или даже гражданские войны в бывших советских республиках. При наихудшем развитии событий тысячи (может быть десятки тысяч беженцев) двинутся к российско-казахстанской границе. Границе, которая в два раза длиннее российско-китайской и которая существует только на картах. Таким образом, при наихудшем сценарии развития событий беженцы из Средней Азии могут оказаться где-нибудь под Оренбургом.

Нельзя сказать, что Россия не готовится к этому наихудшему сценарию. По ее инициативе (а иногда и под ее давлением) в рамках Организации Договора коллективной безопасности, куда входят Таджикистан, Киргизия и Казахстан, еще в 2009 году были созданы 20-тысячные Коллективные силы оперативного реагирования. В их состав Москва выделила воздушно-десантную дивизию и воздушно-десантную бригаду. Задействовать механизм ОДКБ понадобилось вовсе не для усиления киргизских или таджикских батальонов. Благодаря соглашениям о КСОР у России появляется возможность вмешательства в будущие внутренние конфликты на ранней их стадии.

Однако в настоящее время механизм ОДКБ все чаще дает сбои. Он оказался бесполезен для члена этого военного союза Армении в ходе конфликта в Нагорном Карабахе. Только что произошли кровопролитные пограничные инциденты между Таджикистаном и Киргизией. Таджикские военные, похоже, заранее подготовились к столкновению, подтянув к границе свои подразделения, артиллерию и вертолеты. Показательно, что бои на границе случились сразу же после таджикско-российских маневров, в которых участвовали три с половиной тысячи наших военных. При этом руководящие органы ОДКБ растерянно наблюдали за пограничным конфликтом между двумя странами-участниками. Вряд ли следует удивляться, что в киргизском парламенте уже прозвучал неприятный вопрос: «А зачем нам участвовать в ОДКБ?» Ведь чем дальше, чем больше становится очевидно – никакой это не союз. Его участники видят угрозу друг в друге. ОДКБ – это механическое соединение двусторонних военных отношений с Россией нескольких бывших республик СССР. Создан он был не для коллективной обороны. Невозможно представить белорусских или армянских военных, вступающих в бой где-то в Средней Азии. ОДКБ был создан для лечения комплекса неполноценности хозяев Кремля, которые очень страдали, что у них нет военных союзников. В практическом смысле он не слишком пригоден.

Согласимся, в этой ситуации интересам безопасности России отвечало бы положение, когда Соединенные Штаты взяли бы на себя часть ответственности за стабильность этого неспокойного региона. Ведь все, что нужно нашей стране от этих государств, это, чтобы там было спокойно. Но у России собственная гордость, мы даже в Средней Азии назло пиндосам отморозим себе уши…


Фото: американская военная база в провинции Парван в центре Афганистана.  Сommons.wikimedia.org/Flickr by Attribution 2.0 Generic license.












  • Сергей Цыпляев: Ситуация, в которой рядом ворочаются две мощные военные машины, всегда очень рискованная. И я бы тут не полагался на мудрость, сдержанность и деликатность военных.

  • «Независимая газета»: Судя по острой реакции Минобороны РФ на инцидент с британским эсминцем, меры будут приняты и для дооснащения корабельных и береговых частей Черноморского флота.

  • Прекрасная Россия будущего: Британцы говорят, что никто их не обстреливал. И не было никакого "предупредительного бомбометания". Вранье Минобороны РФ было опровергнуто сотни раз. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Сражение при мысе Фиолент
24 ИЮНЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Не перестаю восхищаться даром предвидения, коим обладают отечественные военные и дипломаты. Вот 22 июня российское посольство в Вашингтоне выступило с суровым предупреждением относительно начинающихся в Черном море американо-украинских маневров Sea breeze – 2021. В них принимают участие 32 страны НАТО и партнеров, 32 корабля, 40 самолетов и 18 команд спецопераций. «Масштабность и явно агрессивный характер учений Sea Breeze никак не соответствуют реальным задачам безопасности в Черноморском регионе. Повышают риски непреднамеренных инцидентов», – предупреждали отечественные дипломаты. 
Прямая речь
24 ИЮНЯ 2021
Сергей Цыпляев: Ситуация, в которой рядом ворочаются две мощные военные машины, всегда очень рискованная. И я бы тут не полагался на мудрость, сдержанность и деликатность военных.
В СМИ
24 ИЮНЯ 2021
«Независимая газета»: Судя по острой реакции Минобороны РФ на инцидент с британским эсминцем, меры будут приняты и для дооснащения корабельных и береговых частей Черноморского флота.
В блогах
24 ИЮНЯ 2021
Прекрасная Россия будущего: Британцы говорят, что никто их не обстреливал. И не было никакого "предупредительного бомбометания". Вранье Минобороны РФ было опровергнуто сотни раз. 
Все, как и было обещано
17 ИЮНЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В своем интервью телеканалу NBC Владимир Путин довольно долго рассуждал о важности стабильности и предсказуемости в межгосударственных отношениях. И, надо сказать, что встреча российского и американского президентов в Женеве представляла собой просто апофеоз предсказуемости: стороны до такой степени друг друга не удивили, что даже общались на полтора часа меньше, чем планировали. Как и предполагали большинство экспертов, весь позитив встречи сконцентрировался на теме стратегической стабильности. То есть на том, как бы в запале конфронтации не поубивать друг друга.
Прямая речь
17 ИЮНЯ 2021
Константин фон Эггерт: Прошедший саммит — большой успех Владимира Путина.
В СМИ
17 ИЮНЯ 2021
"Ведомости" Возврат послов и начало диалога по вопросам безопасности – главные итоги встречи в Женеве
В блогах
17 ИЮНЯ 2021
Abbas Gallyamov: Я, безусловно, далёк от того, чтобы утверждать, что Путин неадекватен. Но если он продолжит вести себя так, как ведёт, то в обществе такое ощущение вполне может возникнуть.
Новое интервью президента России. Путину «все равно»?..
15 ИЮНЯ 2021 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Большое интервью одной из ведущих телекомпаний той страны, с руководителем которой собирается встречаться наш лидер, — давно сложившийся формат. Такой разговор имеет вполне прикладное значение. Он призван разогреть публику перед саммитом, ознакомить ее с кругом тем, которые предстоит обсудить непосредственно на встрече, представить телезрителям одного из участников переговоров. Интервью президента России Владимира Путина телеканалу NBC вышло в эфир 14 июня и сразу стало предметом обсуждения как внутри России, так и за ее пределами.
Прямая речь
15 ИЮНЯ 2021
Алексей Макаркин: С обеих сторона есть большой набор претензий, демонстрирующих, что позиции часто противоположны. И если раньше, даже в советские годы, это старались микшировать, то сейчас говорят прямо...