Выборы
27 сентября 2020 г.
Коронавирус в помощь
16 МАРТА 2020, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

dpa/ТАСС

В который уж раз убеждаюсь, что Пушкин — наш поэт на все времена. На прошлой неделе после исторического посещения главным начальником Госдумы весь фейсбук цитировал: «И наконец по милости своей принять венец смиренно согласится». Сегодня только ленивый не вспомнит: «Царица грозная, Чума, теперь идет на нас сама».

У нас конечно же не пир во время чумы, у нас голосование во время коронавируса. Понятно, что на пандемию управы нет, власти в ней не виноваты. Но, согласимся, именно Кремль постарался, чтобы этот лебедь был уж совсем черным и изготовил идеальный шторм, в котором сошлись как «события непреодолимой силы», так и рукотворная глупость и корысть.

АР/TASS

Итак, помимо коронавируса у нас наличествует падение цен на нефть, спровоцированное выходом России из сделки с ОПЕК. А также, и это главное, нам предстоит судьбоносное голосование по поправкам в Конституцию, без которых Путину ну никак не проправить ближайшие годы. Ведь нам уже объяснили: путинские подчиненные просто работать не могут, не будучи уверенными, что хозяин будет править и после 2024 года. Согласимся, тов. Сечина следует срочно успокоить, иначе из-за его неутомимой деятельности нефть до нуля упадет. Тов. Рогозин тоже нервничает, посему на «Протонах» регулярно обнаруживаются неисправные детали. И вот беда — хоть бестолковые они, но незаменимые, особо ценные. Путин и сам недоволен, что сверхзарплату им приходится платить. А то в условиях неопределенности Рогозина какое-нибудь НАСА сманит, а Сечина, и того хуже, BP. Ведь зарубежцы проклятые просто спят и видят, как наших эффективных менеджеров к себе заманить.

Таким образом, в ближайшие недели в России можно будет наблюдать беспощадную схватку двух категорических императивов. С одной стороны, власть обречена бороться с эпидемией. Средство здесь, следует признать, только одно: максимальное ограничение любых контактов между человеческими особями. Меры московских властей получили одобрение свыше и почти наверняка будут продублированы в общероссийских масштабах. В целом эти меры адекватны ситуации. Хотя их логика загадочна.

ТАСС

Ну почему запрещены мероприятия с числом участников, большим, чем пять тысяч? Тысяча человек или пятьсот, получив на каком-нибудь мероприятии вирус, смогут заразить немалое количество людей. Впрочем, чиновники проявляют в этой ситуации разумную инициативу. Хоть организаторы мероприятия, стремясь соблюсти лимит, подают заявку на 4,9 тысячи участников, московская и питерская мэрии без разговоров отказывают в проведении. Правда, по чистому стечению обстоятельств, речь идет о заявках на митинги против «обнуления» президентских сроков. Между тем, для политически важных мероприятий делается исключение. Ну вот, к примеру, в подмосковном Алабино сейчас в самом разгаре тренировки к параду 9 мая. В них участвуют 11 тысяч человек, прибывших из различных частей и соединений. Просто идеальная среда для распространения вируса. Кстати, такие же тренировки, но меньших масштабов проходят в добром десятке крупнейших российских городов.

ТАСС

Мало того, власти закрывают глаза на мероприятия, мягко говоря, необязательные. Вот к Казанскому собору в Санкт-Петербурге с раннего утра выстраиваются длинные очереди желающих прикоснуться к специально выписанным из Иерусалима для борьбы с вирусом мощам Иоанна Крестителя. Понятное дело, только неверующий либерал может спросить, а не станет ли столь массовое собрание источником инфекции. Ведь специально обученный человек должен протирать спиртом стекло ковчега с мощами. Говорят, что регулярно.

Однако, подозреваю, что по мере приближения заветной даты 22 апреля эпидемия решительным образом пойдет на убыль. Ведь и сейчас, если верить властям, уровень распространения заболевания в России на порядок меньше, чем в большинстве европейских государств. Поверить в это хочется, но трудно. Особенно если вспомнить, как в канун президентских выборов в стране рекордными темпами стала уменьшаться смертность.

АР/TASS
|
Бюрократы от медицины замечательно научились, нет, не лечить, а манипулировать цифрами. И через несколько недель нам сообщат, что вирус сошел на нет, как бородавка. Помогли жесткие меры по запрету митингов оппози